Скорее присылайте работы в АРФИ по итогам 2018 - поэзия, проза и рисунки! stormwind 7 месяцев и 17 дней
ВНИМАНИЕ всем любителям пушистого арта, литературы и коллекционных изданий и предметов - новый АРФИ2017 stormwind год, 6 месяцев и 16 дней
Приглашаем присылать работы в АРФИ 2017 - поэзия, проза, рисунки и музыка! stormwind год, 9 месяцев и 5 дней
Архив новостей
Спрятать
Туман
Автор: Wind spirit
Страницы: [2 3 ]
    Поздняя осень. Время, когда холодные ветры гуляют над скованной морозами землёй, из мрачных тяжёлых облаков падает то мелкий колючий снег, то застывающий дождь, и всё живое старается спрятаться.
    В эти дни у многих портится настроение; они ходят хмурые, безучастные ко всему на свете, иногда совершают отчаянные поступки, которые потом меняют жизнь. Так вышло и со мной.
    Я тогда был научным сотрудником в НИИ леса. Самый тихий, в смысле работы, сезон: все корпят над отчётами, собирают полученные в поездках данные в безликие таблицы, заедают конфетами и запивают чаем невыносимую скуку. Мне было скучно вдвойне: экспедиции закончились, а с ними и моя часть работы, поэтому за месяц я успел со многими поругаться и всем порядком надоел. Долго так продолжаться не могло; я взял отпуск и решил поехать в село, подальше от людских толп – погулять по заснеженным тропинкам, понаблюдать за птицами и просто подышать свежим воздухом.
    Когда вышел из старенького, дребезжащего и трясущегося автобуса, то будто попал в прошлое, в котором рос здесь. Шум мотора затих вдали, а с ним истончилась и стала еле заметной ниточка, связывающая город и то, что ему принадлежало, с глухим вымирающим селом, откуда почти все давным-давно уехали. До дома оставалось ещё километра полтора, и я пошёл, с радостью и волнением вспоминая приметы из детства. Вот берёза, на ветках которой мы устраивали гнездо для наблюдения за школой, а вот и сама школа – уже без окон, с распахнутыми, хлопающими на ветру дверями и провалившимся фронтоном. Дальше была весовая, сейчас на её месте только яма; фермы как скелеты – без стен и крыш, одни бетонные блоки торчат костями из кустов, успевших вырасти в развалинах. Здесь стояли ангары – от них уже нет и следа. А эти вот большие акации я помню ещё совсем маленькими саженцами. Церковь уже тогда была ветхой – но как будто не изменилась: только крыша исчезла, у креста одно плечо куда-то пропало, и теперь он выглядит однобоким; на месте крыши тоже выросли кусты, ещё больше кирпичей сверху превратились в крошку. Мостик через речушку заменили на железный – прежний, наверно, унесло паводком. Брод исчез, а там, где он был, образовался омут с кружащейся тёмной водой. Теперь недалеко: на краю села, через родник, за деревьями – мой дом.
    Когда я пришёл, уже стемнело. Провозившись с ключами и заржавевшим замком, попал внутрь; осматриваться и делать что-либо было поздно, так что я разжёг печку, стоящую в углу комнаты, постелил постель и съел походный ужин из холодного мяса и куска хлеба, запив подогретым чаем. Одиночество и тишина оказались так непривычны, что я долго не мог уснуть и смотрел на огонь, прислушиваясь к малейшему звуку. Казалось, слух обострился и стал не хуже, чем у летучей мыши.
    Стук в дверь, хоть и тихий, подбросил меня в воздух. Через мгновение я стоял на ногах, сердце бешено колотилось – как у мыши, которую только что пытались изловить. Проклиная про себя незваного позднего гостя и собственную нервозность, я зажёг огарок свечи – лезть в щиток сегодня не хотелось, поэтому электричества не было, – осторожно, стараясь не шуметь, спустился к двери и отодвинул засов. За дверью, в густом тумане, стоял худой мужчина среднего роста; в слабом свете его выбритое лицо казалось совсем белым. Впечатление усиливали седые, зачёсанные на пробор волосы и светло-голубые глаза. На вид я дал бы ему лет сорок – сорок пять.
    Одет он был в старые потёртые джинсы и лёгкую серую куртку – для такой погоды явно недостаточно. Впрочем, он не казался замёрзшим. Старомодные ботинки, какие носили в конце прошлого века, завершали портрет посетителя.
    – Чем обязан? – спросил я неприветливо.
    – Здравствуйте. Этот дом долго пустовал, а сегодня я увидел в окне свет. Вот и зашел узнать, кто здесь. Вы хозяин?
    – Да. А кто вы?
    – Моё имя вам вряд ли знакомо. Я Эдгар.
    – Спасибо, что зашли, Эдгар. Я собирался спать. Вам не холодно в такой лёгкой одежде?
    – Вовсе нет. Я не мерзлявый, знаете ли. Ну, тогда я пойду, доброй ночи.
    – Всего хорошего. – Я уже собирался закрыть дверь, когда Эдгар придержал её рукой и сказал:
    – Забыл предупредить. Не ходите по туману, особенно ночью. Бывало, люди в такую погоду терялись, а позже их находили либо замёрзшими, либо погибшими от ран, которые они – очевидно, нечаянно, – сами себе наносили. Некоторых не находили совсем. Вообще по туману гулять опасно. Поговаривают даже, что это не простой туман, а какое-то колдовство.
    – Какие страсти вы рассказываете. Но вы же ходите и не боитесь?
    – Я много где бывал, многое повидал. Места мне хорошо знакомы, к тому же я отлично ориентируюсь – даже по такой погоде.
    – А колдовство?
    – Верите в колдовство? Вы не очень-то похожи на суеверного. Или верите?
    – Да нет, не верю... Хотя, кто знает. Ладно; я всё равно не собирался гулять. До свидания.
    Эдгар молча повернулся и сразу будто растворился в темноте и тумане. Я закрыл дверь, запер на засов и поднялся в комнату; дрова в печи уже почти догорели, только редкие сполохи пробегали по углям, не давая света. Поставил свечку на подоконник, задул её.
    Спать не хотелось. В голове крутились разные мысли, а глаза сами собой открывались и всматривались в темноту. И не мудрено: туман, который может быть заколдованным, таинственный Эдгар, странно выглядящий и говорящий загадками, пропавшие люди… Что-то не так. Как он здесь появился? Ведь свет из моего окна был очень слабым, а в тумане и вовсе неразличимым; да и дом стоит на отшибе. Зачем Эдгару понадобилось предупреждать меня об опасности? Будто не хотел, чтобы я что-то увидел или узнал. Может, он вор или контрабандист? Ну уж нет, теперь я точно не собираюсь тут лежать. Схожу погуляю на свежем воздухе – до трассы и обратно.
    Я встал, накинул одежду, на всякий случай сунул в карман фонарик и, стараясь не шуметь, вышел из дома. Туман кое-где будто стал реже, зато в других местах казался густым как молоко. Глаза привыкли к темноте, и, наверно, луна подсвечивала из-за облаков, так что идти можно было более или менее нормально. Я прислушался. Даже собаки не лаяли, словно не желая нарушать тишину, а остальные звуки поглотил туман. Редко случается такое всеохватывающее безмолвие, для городского жителя особенно странное и неестественное; некоторых оно успокаивает, других приводит в ужас, а меня лишило сна и отправило – себе-то можно признаться – на поиски приключений.
    Я прошёл по тропинке, соединяющей дом и просёлок. Даже шагов почти не слыхать; мокрый снег не хрустит и не даёт опавшим листьям шуршать, а метров за двадцать, должно быть, и вовсе тихо.
    Родник чуть слышно журчал, сбегая ручейком к речке и прокладывая тёмный след в белом снегу. Я шёл по памяти, в которой на удивление прочно держались приметы этих мест. Когда тропинка вывела на пригорок, оказалось, что здесь тумана почти не было, а возле ферм он снова делался плотным. Я внимательно прислушался. С той стороны, куда, пропадая в неясной дымке, вела дорога, иногда доносились треск и постукивание, какие бывают, когда бьют палками по чему-то твёрдому. Я уже почти дошёл до стены тумана, как вдруг из него выступил тёмный силуэт, – но, видно, заметив меня, развернулся и помчался обратно. Похожий на человека, он показался мне примерно на голову выше любого из знакомых, к тому же с непропорционально длинными конечностями и будто вовсе без шеи.
    Ерунда. Причуды воображения. Иллюзии погоды и мрака.
    Как известно, у страха глаза велики. Может, он и не заметил меня, а просто вспомнил что-то. Но идти всё-таки лучше не прямо следом, а немного в стороне. Вдоль ферм ведёт дорога, по ней я сегодня уже шёл к дому. По ней же убежал незнакомец. Сбоку от дороги растёт лесополоса из тополей – почти до самой школы; а за лесополосой, помнится, проходила узкоколейка. Вот по ней и отправлюсь: меня видно не будет, а я всё узнаю.
    Сердце колотилось, дыхание не успокаивалось. Не было видно ничего на расстоянии вытянутой руки. Рельсы давно растащили, но гнилые деревянные шпалы, чуть прикрытые снегом, не давали сбиться с пути. Я чувствовал себя сыщиком, выслеживающим преступников, гончей, учуявшей добычу, охотником, идущим по следу, к тому же почти невидимкой – нервы натянуты до предела, все чувства обострены до чрезвычайности. Шёл тихо, напряжённо прислушивался, и всё же огромной неожиданностью стала встреча нос к носу... да, с Эдгаром. Его лицо смотрело на меня, появившись из тумана в полушаге. Знаете, что значит – «душа ушла в пятки»?
    – А, это вы… Сожалею, что испугал вас. Всё-таки вышли подышать воздухом? Кстати, если уж вышли дышать, так самое время начать это делать. – Он улыбнулся, и я только теперь заметил, что от неожиданности затаил дыхание. – Чудесный вечер. Люблю такую погоду.
    – Я тоже люблю, – сказал я и криво осклабился в ответ. – Не сразу вас заметил. Тут есть кто-нибудь ещё?
    – Я всегда гуляю один. Может, кто-нибудь ещё так делает, но я их не знаю. А почему вы спрашиваете?
    – Мне показалось, что там, – я махнул рукой назад, – был кто-то. Наверно, померещилось.
    – Случается. Не знаю. Я никого не видел, хотя слышал стуки или что-то в таком роде. Думал, это здесь; пришёл посмотреть, но встретил только вас. Это не вы?.. – Эдгар достал из внутреннего кармана куртки сигареты, положил одну за ухо, а другую прикурил и затянулся. Опустевшую пачку смял и бросил меж деревьев.
    Я отрицательно помотал головой.
    – Что ж, тогда я пойду. Может, ещё встретимся.
    И он исчез – так же бесшумно, как появился. Что за чёрт! Совсем нервы сдали. Конечно, ходит он тихо; видно, привычка развила в нём это качество. А естественная бледность и седина вместе со светлой одеждой делают его почти невидимым в тумане.
    Таиться больше не имело смысла. Выйдя на дорогу, я повернул с неё между остовов ферм – туда, где туман казался не таким густым. Когда скелеты разрушенных зданий остались позади и я свернул в сторону школы, справа, с пустыря, вновь раздался стук. Казалось, он совсем рядом, шагни туда – и увидишь; но видно не было. Я прибавил ходу, и тут из тумана выступил образ какой-то постройки, похожей то ли на огромный шалаш, то ли на нелепое недостроенное святи...
Страницы: [2 3 ]
Комментарий
Информация
 
 
[icon=kivuli]
kivuli
Художник-анималист (Модератор)
Сообщений: 84 / 12131
# 14 Марта 2019 18:37
Неплохо получилось, приятно почитать :)
Я счастлива по умолчанию. Пожалуйста, не лезьте в настройки!
Ответить
Комментарий:
[icon=Wind spirit]
Wind spirit
Поэт (Участник)
Сообщений: 6 / 2722
# 07 Мая 2019 20:43
Спасибо, Кивуль.
Ответить
Комментарий:
Сейчас на сайте 268 пользователей
1 фуррь и 260 гостей и 7 роботов
 
FN engine: 4.24.195. Copyright ©2006-2019 FurNation.ru